Зачем обычному врачу психология на самом деле?

На самом деле, за всем. Я считаю, что успешная помощь пациенту возможна только при сочетании физических (например, операция) и химических (назначение препаратов) методов с проработкой сознания (психотерапия/психология).

На собственном опыте я много раз натыкалась на ограниченность исключительно механически-лечебного подхода в работе с больными, что особенно ярко проявляется в терапевтических стационарах, где пациенты пребывают много койко-дней и часто по поводу не столь смертельных ситуаций, как перитонит и острый инфаркт миокарда. В моей практике это обычно тревожные или депрессивные пациенты, у которых при переживаниях и стрессах, иногда хронических, случается декомпенсация заболевания (обострение хронического состояния). При разговоре с ними нельзя не отметить их эмоциональный фон, и, поверьте мне, он вносит намного больший вклад в развитие и прогрессирование заболевание, чем может подумать обычный врач.

Например, в случае с гипертонической болезнью мы можем подбирать антигипертензивную терапию, но это технический аспект, который не решает проблему.  Да, регулярно получаемая гипотензивная терапия — это патогенетическое лечение с точки зрения запускаемых биохимичеких механизмов. Но где да, там и нет. Потому что разбалансировка регуляции АД возникла совсем не из-за того, что активировалась ренин-ангиотензин-альдостероновая система, это всего лишь второй компонент. Первым компонентом является эмоциональный дистресс.  Если опрашивать всех больных, страдающих повышенным АД, то практически у 100% (слово практически я употребила, потому что не опросила население всей планеты с этим заболеванием, а только своих пациентов, среди которых это 100%) в течение длительного или не очень времени в жизни существует фактор, по поводу которого они волнуются, переживают, тревожатся и т.д., эмоциональные проявления такого состояния соответствующие. Обычно  в подобных случаях мы говорим «стресс». Однако стресс — это нормальная реакция на какую-либо ситуацию, которая приводит к активации организма с целью решения возникшей проблемы и нежелательных явлений после себя не оставляет. А вот дистресс — это патологическое состояние, при котором организм активируется в ответ на что-то, но это не приводит к продуктивным решениям и почему-то продолжает поддерживать тело в состоянии боеготовности. И тогда при повышенном АД мы можем говорить, что этиологией часто являются программа или состояние, в результате которых человек не может справиться с проблемой, или пытается справиться, но это достается ценой огромных усилий. Это служит причиной эмоционального дистресса с запускаемым биохимическим патогенезом, что приводит к проявлению симптомов. И такой механизм есть в большинстве заболеваний, если не во всех.

Работа с истинной эмоциональной этиологией заболеваний есть самый верный путь к излечению. Именно этой сферой и занимаются психология с психотерапией.

Абсолютно у всех заболеваний есть эмоциональный компонент. Чаще он начинает проявляться задолго до физического развития болезни, однако, мы, люди, этого не чувствуем. Поэтому так важно сотрудничать с психологом или психотерапевтом. Именно эти специалисты способны истинно предотвратить или остановить заболевание и вернуться к состоянию здоровья.

Идея сотрудничать с психологами/психотерапевтами скептически принимается хирургами и врачами интенсивной терапии, где специалисты занимаются прикладной работой с телом пациента. Однако потом эти пациенты приходят к терапевту, где в полной мере проявляется эмоциональная подоплека, поэтому так важен всесторонний подход к вопросу поддержания здоровья.

Несмотря на продвинутый уровень медицины и психологии/психотерапии по отдельности в наше время, оба этих направления достаточно тяжело контактируют между собой, хотя и занимаются одними и теми же пациентами. Более удивляет, что психотерапия, будучи направлением психиатрии, то есть являясь ветвью классического западного медицинского знания, очень часто не имеет никакого отношения к службе медицинской помощи населения, что очень плачевно. На данном этапе врачами в России, не занимающимися душевной сферой пациента, принято игнорировать эмоцинальную сферу пациента.

Надеюсь, в скором времени эта ситуация изменится, потому что наметилась тенденция уделять больше внимания психосоматическим заболеваниям и нормальной психической сфере человека. Поэтому мы живем на пороге пересмотра традиционных медицинских взглядов и создания наиболее эффективных программ лечения!

Комментарии закрыты