Недооценивание значимости психологии в медицинской среде. Точка зрения врача-терапевта

В 21 веке уже глупо игнорировать значимость психологии в нашей жизни, а тем более в медицине. Среди врачей-терапевтов не одно десятилетие ходят байки о сложностях характера пациентов, их дотошности, надоедливости, плаксивости и т.д. Умудренные опытом врачи понимают, что пожилые пациенты приходят в поликлиники за общением, а старые бабушки преподносят секрет успеха молодым врачам на блюдечке с голубой каемочкой: «Внучок, не гони старого человека, а выслушай его внимательно, покивай, да и выпиши таблеточек каких-нибудь, они не помогут, но от беседы с тобой ему станет легче». И если в предыдущих статьях я говорила о энергетической подоплеке болезней, то сейчас я хочу поговорить о психологическом аспекте.

К сожалению, значимость психологии недооценивается современными врачами. Почему так происходит?

Во-первых, на то есть организационные проблемы со стороны медицины:

  • мы, врачи, не психологи, мы не имеем соответствующих навыков, не владеем психологическими методиками и т.д., это не наша специальность, наша задача — поставить диагноз и назначить правильное лечение, это то, чему мы учились 6 лет в университете и много лет после него;
  • мало того, что мы не психологи, так и в медицинском вузе нам не то, что довольно плохо преподавали психологию, некоторым ее вообще крайне плохо преподавали; недостаточность образовательной программы складывает костное мнение о психологии среди врачей, многие мои коллеги крайне плохо воспринимают психологию как науку и не понимают ее практической пользы;
  • непредусмотренность консультаций психологов в медико-экономических стандартах (сокращенно МЭС): я не невролог и не психиатр, поэтому я не имела дела МЭСами этих специальностей, где, безусловно, без специфической психологической поддержки никак, но я терапевт и я работаю с терапевтическими МЭСами, в которых нозологии, т.е. болезни, предусматривающие консультацию психотерапевта (и я не опечаталась, именно ОДНУ консультацию данного специалиста за всю госпитализацию) можно пересчитать по пальцам.

Во-вторых, организационные проблемы со стороны психологов: консультация хорошего психолога стоит денег, а с учетом того, что для правильной работы нужен  цикл консультаций (их число индивидуально для каждого пациента), сумма может оказаться довольно внушительной. Это то, что требует доработки на уровне руководителей здравоохранения, потому что, как мы понимаем, экономическое положение большинства россиян оставляет желать лучшего.

В-третьих, проблемы общественные и образовательные: как я писала, врачи недостаточно хорошо осведомлены о психологии. Такая проблема в целом является общественной: огромное количество людей мало знают о психологии. А если знают, то или отрицают, или скептически относятся. Даже в моей практике были случаи, когда пациенты, которым я советовала психолога, буквально выпучивали глазами и уж было собирались мне читать лекции о том, что «неужели у меня такой запущенный случай, что таблетки мне не помогут». Благо я могу позволить себе говорить с пациентами о психологии и давать грамотные советы, не нарушая своей компетенции.

Недавно у своего коллеги в одной из социальных сетей увидела новости с какой-то «психосоматической конференции» (съезд психологов и врачей), где он восторгался, что союз таких специальностей — очень интересная идея и за ней будущее. А вот я по этому поводу не восторгаюсь. У психологов уже давно сотни научных работ написаны об их точке зрения на наши с вами, дорогие мои коллеги, проблемы — обычные соматические заболевания! Я уже не говорю о том, что это просто глупо распускать байки об особенностях эмоционального состояния больных и интересном с ними общении. Мы живем в 21 веке, когда и психология, и медицина шагнули далеко вперед, и этим двум наукам уже пора работать сообща на благо здоровья людей.

Не знаю, как другие терапевты, но я всегда обращаю внимание на эмоции пациента и психологические особенности их состояния: у многих болезни начинаются из-за стресса, у многих из-за длительного хронического стресса, кто-то держит обиду и не может с ней справиться, кто-то путем болезни ищет общение и поддержку, — и все это психологические аспекты. Использование классической медицины и психологии не новшества и не нововведения! А то, как нужно и должно работать с больным — медикаментозная поддержка + психологическое консультирование. Вы спросите, а как же хирургия и зачем психология хирургии? Я отвечу — а затем же, зачем и терапии: у хирургических пациентов проблем с психологическим здоровьем не меньше, и в их хирургических патологиях есть за что зацепиться психологу.

Из своего личной практики скажу: у меня была возможность вести тяжелейшую пациентку с психологом, и это был прекрасный опыт. Человек, который в течение последних 10 лет страдал бронхиальной астмой после консультации психолога весь следующий день провел без глюкокортикоидов. К сожалению, полностью от этих препаратов отказаться не удалось, потому что бронхиальная астма была не единственным заболеванием, но эффект был грандиозный. Возможно, этот клинический случай будет описан.

А пока напишу главное: уже давно настало время классической медицине и психологии работать сообща, и в наших силах сделать это.

 

Комментарии закрыты